28 декабря 2020, 09:08

Главный спасатель Алтая об особенном годе и людях

Скачать оригинал

Интервью начальника Главного управления МЧС России по Алтайскому краю Александра Макарова для АиФ-Алтай: 

2020-й - год 30-летия МЧС России. Каким он был для алтайского отряда, чем запомнится, корреспонденту АиФ-Алтай рассказал начальник Главного управления МЧС по региону генерал-майор Александр Макаров.

Крепкие, но не железные

Александр Владимирович, в этом году у нас не случилось ни большой воды, ни другой большой беды. За вычетом пандемии коронавируса, но она во всём мире, и спасателям неподвластна. Можно ли сказать, что для вас уходящий год был относительно спокойным?

Александр Макаров: Год был особенным. Пандемия сказалась на всех сферах жизни, в той или иной степени отразилась на деятельности любой организации. Нам тоже пришлось часть сотрудников переводить на удаленную работу, а вот «оперативные» подразделения – на трех– и двухсменный режим работы. Это, конечно, дополнительная нагрузка на личный состав, но было необходимо для сохранения боеспособности. В МЧС люди, конечно, крепкие, но не железные. Для нас коронавирус представляет такую же угрозу, как для других, но немыслимо представить, чтобы в каком-то городе или районе вся пожарная часть ушла на карантин.

Что касается вопросов безопасности, ничего сверхординарного на территории края не произошло, но я бы не сказал, что год был проще или легче предыдущих. Давайте вспомним многоснежную прошлую зиму. В течение двух месяцев более чем на 30 участках автодорог в 40 муниципалитетах вводились ограничения движения; доходило до ста населенных пунктов, с которыми по несколько дней не было сообщения. Получая прогноз погоды, мы заранее дислоцировали свои посты на участках, подверженных переметам; в заметенные села спасатели доставляли продукты, бывало, эвакуировали из них экстренных больных.

Еще был непривычно жаркий апрель с сильными ветрами, при которых любой пал, возгорание в частном секторе в считанные минуты могут разрастись молниеносно. При скорости ветра 15 м в секунду огонь по траве распространяется со скоростью пять метров в секунду! У нас тогда пожарные караулы в сутки выезжали на тушения до двухсот раз, ребята заезжали в части только заправиться…

Нужно сказать, мы впервые в этом году применили практику временных постов. Наложили на карту возникновение термических точек за последние пять лет, определили места повышенной горимости и выставили 21 пост. По сути, посылали людей «в чистое поле», но это – вкупе с другими предупредительными мерами – дало положительный эффект. Практически при одинаковых погодных условиях во всей Сибири нам удалось не допустить масштабного распространения огня, как это было в ряде соседних регионов. Количественные показатели по всем видам происшествий у нас ниже прошлогодних, но, тем не менее, не могу назвать уходящий год спокойным. У нас вообще служба по определению неспокойная.

Общая зона ответственности

– Мы все едва ли не с начала года слышали неутешительные прогнозы на весенний паводок. Все предвещало «большую воду», но обошлось. Это дело случая, или в регионе наконец выстроена надежная защита?

– Безусловно, в последние годы в крае проделана большая работа по укреплению гидротехнических сооружений. Но нужно отметить и серьезнейшую оргработу по подготовке к безаварийному прохождению весеннего половодья, которая у нас начинается еще в январе. И превентивные противопаводковые мероприятия всегда должны проводиться с учетом риска наихудшего развития обстановки.

Не буду сейчас перечислять, кто, что сделал нынче в ожидании большой воды, все это подробно освещалось ранее. Отмечу лишь, что в собственности правительства края с этого года есть 20 водоналивных рукавных дамб, они уже сослужили нам добрую службу. А итог совместных усилий известен: за период прохождения паводка подтопленными оказались один жилой дом и около 40 участков в трех селах Красногорского, Ельцовского и Третьяковского районов.

– Вы говорите о совместных усилиях, значит, у вас нет претензий к уровню взаимодействия в регионе разных ветвей власти и ведомств при предотвращении возможных ЧС?

– Формально в этом вопросе у нас, правительства региона, краевого Управления по обеспечению мероприятий в области гражданской обороны, ЧС и пожарной безопасности, муниципалитетов есть собственный «фронт работ» и полномочия. Но в конечном-то итоге задача у нас одна. Я на должности начальника Главка МЧС в крае почти два года, и вижу только взаимопонимание. Вообще, когда угрожает беда, как можно делить, где чье? Взять, к примеру, лесные пожары, число которых в этом году, к слову сказать, возросло. Лесные угодья – не территория МЧС, а соседние поля – не зона ответственности лесной пожароохраны. Но они выдвигаются тушить огонь на этих полях, так как знают, чем это может обернуться, но и мы при необходимости приходим на помощь лесникам. К примеру, в этом году очень серьезные пожары были в Курьинском и Тальменском районах, там тушили «всем миром», пришлось даже стягивать дополнительные силы с прилегающих территорий.

Спасатели широкого профиля

– Александр Владимирович, а что скажете о кадровом составе и техническом обеспечении собственной службы? Не так давно в интернет-пространстве обсуждалось письмо якобы ваших подчинённых о том, что работать некому и чуть ли не на чем…

– За последние два года штатная численность подразделений пожарной охраны Алтайского края была увеличена на 22%, буквально это 856 сотрудников. И нам не пришлось их искать «днем с огнем»: желающих служить в МЧС очередь. Сейчас у нас работает 4657 человек. И личного состава, и техники – её более 700 единиц – достаточно, чтобы обеспечить прикрытие населённых пунктов региона пожарными подразделениями на 100%.

– Поясните для непосвященных: те люди, которые выезжают на тушение пожаров и на другие происшествия – одни и те же, или разные?

– В основном одни и те же, ведь, строго говоря, все пожарные подразделения еще и спасательные. А в любой пожарной машине есть оборудование деблокирования и другие специальные инструменты, поэтому их часто можно видеть на местах серьезных ДТП. Наше сугубо «специализированное» подразделение – Западно-Сибирский поисково-спасательный отряд имени В. В. Зюкова, в составе которого и опытные альпинисты, и водолазы, и кинологическая служба. Ну и Государственная инспекция по маломерным судам.

Есть еще шесть аварийно-спасательных формирований, созданных МЧС совместно с органами исполнительной власти края и муниципальными образованиями, они базируются в Барнауле, Новоалтайске, Бийске и Рубцовске. И вот, к слову сказать, в метель они первыми поедут на дорожные переметы, на 46 тяжелых автомобилей у них есть 14 единиц техники специального оснащения, в том числе мобильные пункты обогрева. В ту даль, в которую не доедут эти профессиональные формирования, приедет караул из ближайшей части.

– Во время подготовки к паводку к нам «на усиление» приезжали бойцы спасательного центра из Новосибирска, а нашим спасателям как часто приходится выезжать в другие регионы на подмогу?

– Замечу, что коллеги из Сибирского центра привлекались у нас и для борьбы со снежными заносами. На Алтае география такая, что целые села в непогоду оказываются «отрезанными» от мира, в других регионах СФО такого нет. И наши ребята нередко приходят на помощь коллегам. Чаще, конечно, в силу специфики – отряд имени Зюкова. В прошлом году наша аэромобильная группировка вылетала в Красноярский край, работали в зоне масштабных пожаров в лесном массиве Богучанского района. И все 85 человек – подчеркиваю, все! – за эту сложнейшую командировку были представлены к ведомственным наградам.

Но у нас все сотрудники большие молодцы, особенные люди, других не держим. Полагаю, за 30 лет существования МЧС России в этом убедилось огромное число наших сограждан. Пользуясь случаем, в канун юбилея службы хочу поблагодарить всех наших сотрудников, а также все те структуры и ведомства, кто работает вместе с нами на предотвращение ЧС и обеспечение безопасности. Это одна из базовых потребностей человека и общества. Огромная благодарность ветеранам МЧС, без них, их опыта, заложенных ими традиций не было бы такой крепкой службы. С удовольствием скажу, что правительство региона поддержало инициативу нашего Главка об учреждении награды – звания «Заслуженный работник пожарной охраны Алтайского края». На январской сессии АКЗС этот вопрос рассмотрят депутаты, надеюсь, положительно. И, конечно, бесконечное спасибо нашему надежному тылу – терпеливым, понимающим, заботливым семьям.

И всем нам – сухих рукавов!

Светлана Лырчикова, АиФ-Алтай

Эта статья полезна?