30 мая 2019, 09:09

Актуальные вопросы сегодняшнего дня

Интервью для издательского дома "Алтапресс".

Уже четвертый месяц ГУ МЧС по Алтайскому краю возглавляет новый в регионе человек — генерал-майор Александр Макаров. Это его первый опыт работы в качестве руководителя управления. У него не было времени на плавное вхождение в курс дела: пришлось сразу же решать задачи по подготовке к паводку, затем работать в условиях особого противопожарного режима. Altapress.ru стал первым СМИ, которому генерал согласился дать интервью.

Большая вода и большой огонь

— Вы стали начальником в конце января 2019 года. Какие задачи в первое время решали?

— В день назначения я уже был в Барнауле и начал подготовку к паводку. В нашей работе раскачиваться некогда: большая вода ждать не будет.

Конечно, нам повезло с погодой, но все равно дел хватало. В Рубцовске и Алейске в марте закончили строить дамбы, которые позволили повысить критический уровень. Вода в этих городах превысила прежнюю отметку почти на метр — без новых сооружений было бы подтоплено порядка 130 домов. А в этом году ни один жилой дом не подтопило.

— Вторая волна паводка закончилась или нам еще нужно быть готовыми к сюрпризам?

— Пока ничего не предвещает масштабных подтоплений. Большая вода уже была в селах Чарышское, Маралиха и Краснощеково, но она зашла только на приусадебные участки и несколько домовладений. В зоне риска находились села в Алтайском, Бийском,Красногорском, Советском районах, но паводковая волна разошлась по пойме без ущерба.

Тем не менее мы находимся в боевой готовности. Следим за прогнозами, оповещаем население. Вторая волна может принести серьезные последствия, если в горах надолго зарядят обильные дожди.

— В начале мая у нас вводили особый противопожарный режим. Эта мера дает реальные результаты?

— Разумеется. И я считаю, что ввели его очень своевременно. В этом году мы сделали беспрецедентную работу. Ежедневно на дежурство заступали 500 патрульных групп спасателей. Люди работали в авральном режиме, у них не было выходных.

На базе нашего Центра управления в кризисных ситуациях (ЦУКС) действовал штаб совместно с краевым ГУ МВД и минприроды. Нам помогали 3 тыс. полицейских: искали нарушителей, перекрывали въезды в леса. У нас работали беспилотники, мы каждый день облетали территорию края на вертолете.

В результате за майские праздники поймали около 300 поджигателей. За 1 и 2 мая мы зарегистрировали 660 природных пожаров, а вместе с бытовыми их было больше тысячи. Для сравнения, с начала года до мая у нас было порядка 5 тыс. возгораний.

Шашлыки ни при чем

— Почему происходит так много пожаров? Ведь не из-за шашлыков на природе?

— В основном по вине людей. Например, вместо того чтобы траву выкосить, у нас ее поджигают. А потом спасателям приходится отбивать дома от огня.

Когда человек кидает зажженную спичку в сухую траву, он не отдает себе отчета в том,насколько это опасно. При ветре 25 м/с огонь распространяется со скоростью 8 м/с. Его просто не поймаешь. Но нам в этом году удалось не допустить серьезных происшествий.

Мы не доходим до фанатизма: не разыскиваем людей, которые во дворе жарят шашлыки. Одно дело, когда человек контролирует ситуацию, совсем другое, когда начинает вредить: поджигать и говорить, что «всю жизнь так делали».

— А что с бытовыми пожарами? Их число за последнее время выросло.

— Да, но это произошло главным образом из-за изменения системы подсчета. Раньше в статистику пожаров не шли загорания — когда потушили горящий мусорный бак или кастрюлю на плите. А сейчас учитывается все.

У нас серьезно возросла гибель людей на пожарах. Порядка 99% жертв — из частного сектора. Мы работаем над оперативностью и всегда приезжаем первыми. Но нужно понимать, что в городской местности речь идет о 10 минутах, в сельской — о 20. А если нам еще и позвонили не сразу после начала пожара, то и выходит, что мы не успеваем спасти человека. Зачастую смерть происходит в течение первых 10 минут от отравления, а не от воздействия огня.

Я считаю, что наша самая главная задача — предупредить. Любой пожар можно потушить стаканом воды, только надо знать, где и когда вылить его.

— Некоторые семьи устанавливают пожарные извещатели. Это работает?

— Конечно. Более того, в крае бесплатно устанавливают пожарные извещатели многодетным и малообеспеченным семьям. Было несколько случаев, когда этот прибор улавливал дым даже не в той квартире, где установлен, а у соседей. Пожарные оперативно приехали на сигнал и потушили огонь на маленькой площади. Не пострадали ни люди,ни квартира. Я считаю, что подобные приборы должны быть в каждом доме, как огнетушитель в машине.

Зачем нужны пляжи и что делать с экстремалами

— Скоро начнется купальный сезон. У нас в регионе есть проблема необорудованных пляжей. Алтайское ГУ МЧС может на это повлиять?

— Говорят, что в России четыре беды: зима, весна, лето и осень. Это я к тому, что сезонные риски есть всегда. В этом году мы будем не только принимать уже оборудованные пляжи,но и открывать новые места для купания. Работаем с главами районов по этому вопросу.

Люди должны быть сами заинтересованы в создании новых оборудованных пляжей. Ведь за последние пару лет в Алтайском крае не было ни одного случая гибели на официально открытых для купания местах — все в несанкционированных. В этом году уже произошло несколько несчастных случаев на воде, хотя купальный сезон еще не начался.

— У нас в крае есть дети-герои, которые спасали сверстников на воде. Это, наверное, лучшее подтверждение того, что уроки ОБЖ не проходят даром?

— Да, но я бы хотел подчеркнуть, что это скорее счастливые исключения. Конечно,спасение человека должно быть в крови у каждого, но дети в первую очередь должны обратиться ко взрослым. Бросаясь на помощь самостоятельно, они рискуют погибнуть сами. Таких случаев в моей служебной практике было немало.

Для взрослых же скажу, что бездействие хуже действия. Не надо бояться оказывать помощь. Надо знать, как делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Но перед этим, конечно, нужно обязательно позвонить в службу спасения.

— В нашем регионе есть туристы-экстремалы, как в соседней Республике Алтай? Они доставляют проблемы?

— Глобальных проблем с этим нет. Сейчас у туристических групп уже вошло в привычку регистрироваться в ЦУКС. Это бесплатно. Мы отслеживаем движение группы,договариваемся о периодическом созвоне. Если в нужное время группа не вышла на связь,перезваниваем сами и при отсутствии контакта идем искать — мы приблизительно знаем,где могут находиться туристы.

Наши сотрудники выезжали и в Республику Алтай на поиски погибших туристов из Новосибирска. Я лично участвовал в подобных операциях на Камчатке, и хочу сказать,что это нелегкий труд. И мы не считаем потраченные на это деньги, хотя уходят огромные суммы, мы думаем о спасении.

Запретить рисковать жизнью мы не можем, только предупреждаем. Знаете, говорят, что половина несчастных случаев начинается с фразы: «Смотри, как я умею». А другая половина — с фразы: «Да это фигня, смотри как надо».

Особенный край

— Вы заметили какие-то особенности в вашей работе, присущие только Алтайскому краю?

— Здесь есть все риски, возможные на территории РФ, в том числе землетрясения. Слава богу, хоть цунами нету.

В крае очень большое количество населенных пунктов — 1600. На Севере, например,столько нет. Для нас это представляет определенные сложности.

Вообще Алтайский край — это уникальная территория. Я служил в нескольких регионах,есть с чем сравнивать. Меня удивило разнообразие природы. Некоторые места напоминают Поволжье, где я тоже служил. Надеюсь, что посмотрю здешние красоты хотя бы в служебных командировках.

Должны ли пожарные проверять стройки

— Край до сих пор сотрясают проверки и закрытия ТЦ, игровых и спортивных объектов. Вскрылась проблема с приемкой новостроек. Что вы думаете по поводу возвращения МЧС прав по контролю за строительством?

— Да, раньше у Госпожнадзора было право контроля за зданиями при их проектировании и строительстве. Затем этими вопросами стал заниматься стройнадзор, но ведь противопожарные нормы от этого не исчезли.

Наша цель — не штрафы и не закрытие объектов, а безопасность. Люди хотят быть спокойными за своих детей, вот и все. Если на нас снова возложат задачу по контролю за их соблюдением, то будем работать. Исходя из этого, МЧС уже приняло решение об увеличении численности штата в регионах.

— На сколько увеличится штат алтайского МЧС?

— По решению министерства — на 500 человек. Из них мы должны принять 30 человек в ГУ, в том числе в надзор.

Те, кто хочет работать в МЧС, должны понимать, что у нас служат по зову сердца,а не просто за зарплату. Работа спасателя почетная, но прибыли она не приносит. Тяжело и физически, и морально: мы постоянно сталкиваемся с людской болью, постоянно находимся в состоянии боевых действий. Вроде в мирное время живем, но по боевому уставу.

Кто страшнее: природа или человек

— Ваши дети мечтают пойти по вашим стопам?

— У меня две девочки, поэтому даже не знаю. Младшая вообще хочет быть феей. Старшая занимается легкой атлетикой, участвовала в соревнованиях по пожарно-прикладному спорту. Но конкретно я ее не спрашивал.

Меня дети очень редко видят — поэтому, наверное, не захотят работать в МЧС. Но если захотят, я не буду против, считаю, что профессию каждый должен выбирать сам. В академии МЧС учится много девочек.

Женщины у нас работают диспетчерами, в сфере надзора. Но пожары тушат мужчины. Все-таки это очень тяжелая для здоровья работа. Не хочется ставить какие-то рамки,но и сказать, что все равны, я тоже не могу.

— Как вы считаете, кто приносит МЧС больше проблем — природа или человек?

— Не знаю, как можно сравнивать землетрясение на Сахалине и аварию на Чернобыльской АЭС. Проблемы преподносят и люди, и природа, а мы ликвидируем и то и другое. Сегодня занимаемся сельхозпалами и паводком, завтра спасаем горящих и тонущих людей.

Разница лишь в том, что на природные катастрофы мы не можем повлиять, только минимизировать последствия. А техногенные происшествия люди в силах не допустить.

Специальный вопрос

— Вы считаете спасателей героями?

— Однозначно наша профессия героическая, и в ней есть место подвигу. Диспетчеры тоже все по-своему герои, они выполняют не менее важную работу.

Наверное, готовность рискнуть собой в любой момент, с этим чувством ходить на работу — вот это настоящее геройство.

Многие сотрудники в главке имеют правительственные награды, медали «За отвагу». Только за прошлый паводок в крае наградили более 1500 человек — и это не только спасатели.

Подготовила Анасатия Корягина.

Читать полную версию интервью на сайте "Алтапресс".

Эта статья полезна?